Помню, позвала я в свой шестой класс вести географию Вадима Федоровича — настоящего ученого, но вот в школе работающего недавно. Так что в его учительском арсенале не было ни способов организации урока, ни хорошо поставленного голоса, ни отметок, ни учебников с обязательным домашним заданием. Ну и мои детки, очень Вадима Федоровича любя, периодически садились ему на шею. Рассказывал он замечательно интересно, но что из его монолога слышали дети? Меня это стало беспокоить.

Прошел месяц. И я предлагаю Вадиму Федоровичу провести зачет. С настоящей отметкой в журнал. Но (как я дошла до мысли такой?) зачет будем сдавать мы — трое приглашенных учителей. Пусть дети нас научат, и какую отметку каждый из нас заработает у доски — такую и получит в журнал та группа, которая каждого из нас обучала.

Вадим Федорович опешил, но согласился. Он понял: эта работа позволит ему увидеть, что делается у каждого из его учеников в голове.

Вадим Федорович объявил детям, что на следующем уроке будет зачет по всему, что он им рассказывал. Никаких конкретных вопросов для подготовки. Только приблизительный круг тем: галактика — Солнечная система, звезда — планета — спутники.

Солнечная система

Вадим Федорович разделил моих шестиклассников на группы по пять-шесть человек случайным образом, по считалочке. Потом назначил каждой группе по одному из взрослых, не компетентных в данной конкретной области знаний. Этими некомпетентными были мы, учителя нашей школы: Сергей Евгеньевич — учитель музыки, я — Мария Ганькина, словесник, в прошлом учитель начальной школы (кстати, у этих самых шестиклассников), и Ольга Петровна, учитель английского (все у тех же детей).

Вадим Федорович еще раз обозначил круг вопросов, которые надо было до нас донести, разрешил пользоваться чем кому угодно, и группы разбежались по углам.

Моя группа обосновалась у двери. Те, у кого были тетради, наперебой меня обучали. Остальные были на побегушках: что-то посмотреть, сбегать за энциклопедией.

Помню, что очень бойко отбарабанили, на каком расстоянии от Солнца что находится. А я гнула свою линию. Они: «Вот Солнце…» А я сразу: «А Солнце — это что? Планета или звезда?» И в таком духе.

Ольга Петровна:

– А мне развернули какую-то интересную штуку, что будто бы галактика — это тарелка. В форме лепешки. Где-то с краю — солнечная система. Если на нее посмотреть так, то будет так. А если эдак… Рисовали что-то…

Ладно. Теперь — как мы отвечали. А отвечали мы на хилую троечу. В результате моя группа схлопотала каждый по тройке в дневничок и журнал. Мои «учителя» досадовали на мою нерадивость. Когда прозвучали правильные ответы, они мне пеняли: «Мы ж вам все так и объясняли! А вы-ы?!.»

Тянем жребий

Идея зачета наизнанку оказалась заразительной. Теперь уже опытный физик, Владимир Александрович, решил апробировать зачет-перевертыш. Удивительно, как это он пошел на такое. Вроде бы поводов особых не было. Годами отработанный стиль, образцовые ученические конспекты, дисциплина… Хотя все же была и у него своя нужда.

Дело в том, что Владимир Александрович — очень хороший, мощный учитель физики, до этого работавший только в старших классах. Зная (помня!), какие мучения предстоят моим детям с физикой, когда она у них начнется, я зазвала Владимира Александровича в свой класс (когда он был еще пятым), с тем чтобы он заложил в моих ребят основы всех главных разделов физики, этого труднейшего для понимания школьного предмета. Чтобы сформировать правильно фундаментальные понятия. Получилось что-то вроде пропедевтического курса раз в неделю.

Владимир Александрович долго отмахивался от моего предложения: мол, не умею с малышней. Но потом вошел во вкус. И даже потом хвастался, что в нашем пятом и своих десятых классах объясняет один и тот же материал. Не раз говорил, что в пятом идет легче: не приходится бороться со штампами, да и соображают они подчас лучше. А пройдя с ними оптику и электричество, и вовсе стал утверждать, что мозг пятиклассника принципиально способен воспринимать даже самые сложные физические понятия.

И вот шестой класс. Конечно, Владимиру Александровичу интересно, что остается у них в головах. Не иллюзии ли он питает? Ну и, конечно, ему хотелось, чтобы и мы оценили по достоинству его работу.

Владимир Александрович заранее (за две недели до зачета) огласил список сакраментальных тем. Тетрадями пользоваться на зачете поэтому было нельзя.

pt 4 1

На этот раз зачет пришли сдавать только двое учителей — все тот же Сергей Евгеньевич Савельев и я (Ольга Петровна пришла позже и наблюдала всю эту картину уже со стороны). У Савельева, несмотря на музыку, за плечами технический вуз, у меня же — довесок к филфаку в виде полутора курсов МИФИ. Так что по части физики мы были не совсем чистыми листами.

Недостатки предыдущего зачета были учтены. Владимир Александрович разбил ребят на две группы случайным образом и предложил тянуть бумажки с заданиями… (Жребий — это принципиальный момент. Одно дело — учитель, другое — судьба. Так карта легла, и попробуй потом в случае неудачи пенять на учителя: мол, это он нам такой вопрос задал, что ответить было просто невозможно.)

Соединение проводников

Мне объясняли параллельное и последовательное соединение проводников. Я это когда-то хорошо знала, но напрочь забыла.

На зачете меня поразило, как много дети знают. «Карта легла» так, что мне достались одни слабаки, а Савельеву — сплошные гиганты мысли. Вот они там все передрались: кто будет просвещать Савельева? В конце концов Никита с Ксюшей, объединившись, остальным не дали и рта раскрыть.

А из моих безгласных принял огонь на себя маленький Саша. Обычно ничем себя не проявлял, а тут так уверенно и толково берется за дело. Помню, он меня совершенно поразил. Когда поведала о Саше Владимиру Александровичу, это было для него настоящим открытием.

Андрюшка очень суетился: тыкал пальцем в листочек, повторял за Сашкой концы предложений, понимающе кивал головой — в общем, делал вид, что что-то понимает. И то хорошо! Не вел партизанскую жизнь, как на остальных уроках физики, а был при деле — сохранял образ!

А я, в свою очередь, делала вид, что ничего не понимаю. Преследовала свои корыстные дидактические интересы: хотелось, чтоб еще разок они мне все объяснили. А потом сама рассказывала им это параллельное и последовательное соединение проводников: дескать, правильно поняла?

Помучились они со мной! «Ну не понимаю, — говорю, — какой такой ток? Что течет, куда? Электрон? Первый раз слышу. Атом? Это еще что за зверь?..» Я не знаю, почему они кидались мне все это на полном серьезе с азартом объяснять. Может, я очень правдоподобно притворялась? А может, это сидящая в ребенке страсть к учительству? А может быть, они подыгрывали мне? Даже не подыгрывали, а просто — приняли правила игры.

Отвечаем у доски

В отличие от Вадима Федоровича, Владимир Александрович задавал нам у доски дополнительные вопросы. На глубину понимания, видишь ли. После моей теоретической части он нарисовал на доске электрическую цепь, а мне надо было переставить что-то местами, чтобы лампочка зажглась.

Я стою — ни в зуб ногой (со схемами у меня всегда были нелады). Стыдно, ведь подведу своих. Владимир Александрович спрашивает, не хочет ли кто-нибудь решить эту схему за меня. И вдруг кто-то из моей группы бежит к доске и хватает мел. Кто же? Тот же самый Сашок. И включает лампочку! Владимир Александрович не верит своим глазам. Во как! Савельев закончил технический вуз. Ему было сложнее изображать искреннее невежество.

– На зачете по географии, — рассказывал он потом, — я был непроходимо тупой. Не с Вадимом Федоровичем, конечно, а с детьми. «Твоя моя не понимай». Как слепому объяснить, что такое небо? Детям приходилось подыскивать слова, которые бы меня убедили. Если мне говорят, что Земля состоит из земной коры, то я не даю договорить, из чего она еще состоит, а сразу спрашиваю, что такое кора, и так далее. Но это было слишком, на меня обижались. На физике я оставил пародийный жанр. И поэтому простое невежество принималось на веру…

С отметками на зачете по физике было так. Когда нам с Сергеем Евгеньевичем поставили что-то хорошее, чуть ли не пятерки, Владимир Александрович вдруг и говорит:

– А у вас рука не дрогнет всем одинаковые пятерки в дневник поставить? Если не дрогнет, то сами и ставьте. А я против уравниловки.

Мы подумали-подумали: и правда, наши «учителя» разный вклад внесли в наше с Сергеем Евгеньевичем образование. Так что мы и отметки поставили разные: кому «пять», а кому и «три». Только вот пришлось чистоту образа нарушить. Что ж, на этот раз так.

ВНИМАНИЕ
Профессиональный учительский сайт 
Открытый урок: www.openlesson.ru 
Любой урок может стать ОТКРЫТЫМ для искренних удивлений, неожиданных озарений и удачных импровизаций всех на нем присутствующих: и учеников, и их учителя, и даже тех, кто пришел на урок в качестве гостя или проверяющего.
Сайт создан доктором пед. наук В.М. Букатовым, научным руководителем многочисленных экспериментальных площадок по социо-игровой педагогике.

Перепечатка из журнала «Педагогическая техника». Подробнее о журнале Вы можете узнать здесь.

 

Ганькина Мария

Ганькина Мария

Выпускница МГУ им. М.В.Ломоносова по специальности «структурная и прикладная лингвистика». В 1989 году оставила научно-исследовательский институт и ушла работать в школу. Была учителем начальных классов, а также преподавателем словесности, каллиграфии, риторики и театрального искусства в средней школе. С 1998 года по 2005 – ведущая (совместно с В.Букатовым) рубрики «Режиссура урока» в учительской газете «Первое сентября». С 2005 по 2008 – главный редактор первосентябрьской газеты «Классное руководство и воспитание школьников». С 2008 по 2012 – главный редактор журнала «Педагогическая техника» (ИД «Народное образование»). В настоящее время – главный редактор журнала «Игра и дети» (ИД «Народное образование»). В педагогике считает себя ученицей Л.К. Филякиной, а также В.М. Букатова и А.П. Ершовой – разработчиков театральных методов и социо-игрового стиля в обучении.

Комментарии

  • КНИГИ ДЛЯ РОДИТЕЛЕЙ

    Татьяна Платонова Татьяна Платонова 19.07.2018 13:49
    Очень полезный список, спасибо. Отметила для себя несколько "срочных" :-) книг. Еще очень на меня ...
     
  • КНИГИ ДЛЯ РОДИТЕЛЕЙ

    Люда Ч. Люда Ч. 25.05.2018 12:15
    Благодарю за статью. Особое отношение к Павлу Парфентьеву и его опыту семейного образования. В ...
     
  • КАРТОТЕКА БИОЛОГИЧЕСКИХ ЭФФЕКТОВ

    Валентина Валентина 25.05.2018 07:22
    Спасибо большое, очень интересно))))))