Представьте себе, что вы присутствуете на выступлении чтецов-декламаторов. Одно стихотворение, второе, третье… И вдруг на сцене появляется яркий зажигательный ансамбль песни и пляски, который тут же срывает все аплодисменты! И это совершенно объяснимо: одно дело напряженно вслушиваться, а другое дело – просто смотреть!

Ну а если мы не просто зрители, а члены жюри этого самого конкурса чтецов, то можем ли танцорам отдать главный приз? Любой разумный человек скажет: «Конечно же, нет! Это совершенно разные жанры!» И даже если нас начнут уговаривать и объяснять, что, дескать, танцоры старались и готовились, что они так замечательно выступили, что зрители их приняли на ура и т.д., компетентное жюри никогда с этим не согласится: «Да, они молодцы, то это – ДРУГОЙ конкурс!..»

К счастью, подобных ситуаций на различных смотрах, турнирах, фестивалях и т.д. художественной самодеятельности не бывает и быть не может: все отчетливо понимают разницу и не путают где песня, а где стихи или фокусы. 

А вот что касается проектно-исследовательской деятельности, то тут, увы, далеко не все так прозрачно и очевидно. 

Однажды после семинара по организации исследовательской работы в начальных классах обратилась одна слушательница с просьбой дать рекомендации по защите работы. В беседе выяснилось, что дети в качестве темы выбрали «чай», изучили, откуда он взялся, какие существуют чайные традиции, какие виды чая известны и т.д., а при выступлении они будут инсценировать обряд чаепития, исполнять частушки о чае, причем в соответствующих «чайных» костюмах и на фоне «чайных» декораций… Я была в недоумении: «А в чем заключалось ваше исследование? Что в чае было для вас загадкой, какие предположения вы проверяли в своей работе и к каким выводам вы пришли?» Оказалось, что таких вопросов педагоги себе не задавали: «Нам «сказали», что это должно быть «шоу» и все!» («Да-да, – подтвердили остальные слушатели. – И нам тоже так говорят. Поэтому мы и не хотим участвовать в таких конкурсах, по два месяца приходится репетировать, чтобы на сцене пять минут попрыгать…» 

Мы, конечно, потом придумали, каким может исследование на данную тему (например, «Почему чай при добавлении лимона изменят свой цвет?», а если взять шире, то «Изучение зависимости цвета продукта от реакции с кислотой»), но при этом нельзя сказать, что расстались с чувством «глубокого удовлетворения»: они с одной стороны обрадовались, что получили тему для реальной исследовательской работы, но с другой стороны были озадачены, как теперь быть с «чайной церемонией», куда ее можно вклинить; а я размышляла над своеобразием понимания сущности исследования теми, кто «говорит»…

Когда с учителями анализируем, почему уроки-исследования, несмотря на участившуюся тенденцию их проводить, на общем фоне выглядят самыми слабыми, то очень часто звучит ответ: «Потому что заставили!» В этом месте приходится прибегать к аналогии: «Представьте себе, что вам скажут принять участие в соревнованиях по плаванию, а вы плавать не умеете, будете ли вы участвовать?» Мне казалось, что существует только два возможных варианта: отказаться, потому что иначе можешь утонуть, или начать тренироваться. Потому что, не секрет, многие школы и отделы образования, озабоченные рейтингом, действительно «заставляют» учителей участвовать в различных мероприятиях, но кто заставляет делать халтуру? Я считаю, что это уже дело нашей профессиональной чести: если я чего-то не умею, то либо учусь, либо не участвую, третьего не дано («Какая наивность! – сказали мне на это учителя. – Мы можем не уметь плавать, но зато будем вокруг бассейна бегать с плакатами, речевками и махалками и еще приз получим за произведенное впечатление!»…)

Но я все равно не могла поверить в подобный театр абсурда, пока не побывала на закрытии конкурса исследовательских работ для младших школьников. При этом дальше речь будет идти только о победителях, хотя у проигравших было много претензий и к критериям оценивания, и к предвзятости отдельных членов жюри, и к выступлению финалистов; но об этом говорить не будем, т.к. это естественная (защитная) реакция искать виноватых со стороны, не замечая собственных промахов. 

Но вначале немного теории. В нашей стране конкурсы детских проектно-исследовательских работ стали проводиться не очень давно, при этом в одних регионах проводят конкурсы только проектов, в других – исследований, где-то есть две секции, а где-то вначале проводились проектные конкурсы, а которые потом переросли в исследовательские; но нигде их не смешивают и не объединяют. И это абсолютно верно, т.к. эти два вида деятельности не смотря на сходство (активизация познавательных интересов, творческий характер, формирование информационных и интеллектуальных умений учащихся и др.) имеют ярко выраженные отличия, и, соответственно, различные критерии оценивания. Проект – это творчество по плану, это деятельность по созданию определенного продукта. В то же время исследование – это творчество, при котором нельзя изначально определить, в чем будет его результат, какие из гипотез окажутся верными, а какие нет. Исследование не предполагает изменения внешнего мира (социума), его ценность в личностных приращениях: не понимали – поняли, не разбирались – разобрались, не видели взаимосвязей – увидели и т.д. Соответственно, исследовательская работа строится по определенному алгоритму: сначала в интересующей теме определяется что-то удивительное и непонятное, затем придумываются возможные объяснения данной ситуации, которые проверяются с помощью различных методов и делается вывод. 

При этом к гипотезе и во «взрослой» науке и в детской работе предъявляются одни и те же требования: гипотеза должна быть неочевидной! Впрочем, это и понятно: ведь иначе придется доказывать уже известное, в чем тогда смысл исследования? 

Кроме того, существует еще много других направлений деятельности, которые не относятся ни к проектам, ни к исследованиям. Например, практическая работа (в одной школе меня долго убеждали, что тема «Изготовление мыла» – исследовательская, пока я не спросила: «А изготовление мягкой игрушки тоже?..»). А еще дети любят коллекционировать, и наряду с марками, значками или монетами могут собирать различные факты, и хотя при этом расширяется кругозор, но исследование отсутствует, зато может получиться хороший реферат. Т.е. не всегда изучение какого-либо объекта или явления относится к исследовательской деятельности (в противном случае придется признать, что любое обучение автоматически является исследованием, мы же при этом всегда узнаем что-то новое!) 

А теперь от теории к практике, познакомимся поближе с призерами. «Создание 3D-модели школы» – проект или исследование? Конечно, проект, это и по названию сразу видно! Да, интересный, да, оригинальный, но – проект! (при этом то, что его созданию предшествовало изучение темы, не делает работу исследовательской – гипотезы-то не было, а было «творчество по плану»!)

«Вторая жизнь бабушкиных ставень» с конкретным предложением о включении декоративных элементов народного творчества в современную архитектуру и демонстрацией макета – тоже проект. А «Макулатура – полезный мусор» или «Обвиняется пластиковая бутылка» – неужели данные темы с их ярко выраженной социальной направленностью на превращение «отходов в доходы» относятся к исследованиям?..

«В мире профессий», « Волшебный мир тряпичной куклы», «Творог – здоровья залог», «Сахар – польза или вред?», «Название улиц нашего города» – казалось бы, темы исследовательских работ. Но давайте оценим гипотезы: «Возможно, кукла обретает вторую жизнь при помощи воображения своего создателя», «Чтобы выбрать профессию в будущем, нужно больше узнать о них сейчас», «В названиях улиц заключено что-то интересное», «Творог – очень полезный продукт», «Сахар надо употреблять в разумных количествах» – и кто в этом усомнится, ради чего были поставлены опыты, проводились анкетирования, тратились детские, учительские, родительские силы и время – чтобы в очередной раз напомнить прописные истины, но уже со сцены? (кстати, учителя нередко испытывают затруднения в выборе тем, могу подсказать: берете любой, подчеркиваю, любой продукт, и начинаете «исследовать», к примеру: «Манная каша – польза или вред?», «Котлета – польза или вред?», «Бананы – польза или вред?» и т.д. и т.п. и по любой теме вы сможете найти соответствующие аргументы, и даже вывод сразу можно сделать: «И польза, и вред. Все хорошо в меру»…)

Отдельно хочется сказать о таких темах как «Военное детство моего дедушки», «Спадчына», «Помним и гордимся». Никто не спорит, что формирование патриотизма и гражданственности учащихся, воспитание уважительного отношения к нашей Родине, ее историческому прошлому, особенно в год Великой победы, является важным и нужным делом. Но почему это надо делать в рамках конкурса исследовательских работ, когда есть много других мероприятий, в которых данных темы будут более уместны? Да, выступления детей были искренними, да, они всех растрогали в взволновали, но разве это было связано с высоким уровнем исследовательского мастерства? Может быть, данная награда как дань уважения относится к названию темы, а не к ее содержанию? Но является ли такой подход справедливым по отношению к другим работам с более приземленной тематикой?..

Нет, были, конечно, и настоящие исследования: как узнать количество долек в апельсине, не разрезая его; почему неваляшка не падает, какими удивительными свойствами обладает талая и соленая вода, как кошка может быть лекарем и др., но таких работ, по нашему мнению, было меньшинство.

На закрытии конкурса об этом, конечно, же не говорилось: праздник есть праздник. Звучало много красивых слов («Вы все умницы и наши звездочки», «Мы вами гордимся», «Мы верим, что сегодняшние маленькие открытия вас в будущем приведут к большим свершениям»), были замечательные ведущие, дети пели и танцевали, при защите работ использовали демонстрации и презентации, одну работу даже представили полностью в стихах…

А то, что далеко не все работы были исследовательскими, ну и что? Ведь все старались, трудились, работали, ну же как их старания не оценить?.. 

Это же дети, как умеют, так и делают!» Но, может быть, если дети еще не умеют, если они не способны, то и подобные конкурсы проводить не стоит? Давайте организовывать выставки творческих работ или детские конференции типа «Удивительное вокруг» или еще нечто подобное, что будет действительно детям под силу. И тогда не придется выдавать работу учителя за ученическую; подменять исследования проектами, превращать защиту в концертные номера…

Хотя это ведь только в сказке ребенок заметил, что король был голый, а в реальной жизни дети вслед за нами послушно повторяют: «Какое прелестное платье! Какой замечательный наряд! Какой хороший конкурс мы провели!..»

Опубликовано:
Наставницкая газета, 23 апреля 2015

Гин Светлана Ивановна

Гин Светлана Ивановна

Гин Светлана Ивановна — учитель начальных классов квалификационной категории «учитель-методист», доцент кафедры акмеологии Гомельского областного института развития образования, кандидат педагогических наук, доцент.

Отличник образования Республики Беларусь, лауреат премии специального фонда Президента Республики Беларусь по поддержке одаренных учащихся.

В 1989 году окончила педагогический институт по специальности «учитель начальных классов». В 1990 году прошла обучение по ТРИЗ-педагогике и начала проводить занятия по развитию творческого воображения с учащимися начальных классов (с детьми SI Gin v biografiaразличного уровня подготовки: от классов индивидуального внимания до классов ускоренного обучения). С 1997 года — руководитель творческой группы воспитателей детских садов и учителей начальных классов, использующих в своей работе элементы ТРИЗ. Учитель экспериментального класса по использованию методики ТРИЗ в преподавании общеобразовательных предметов (1999-2005 гг.; 2005-2009 гг.), руководитель республиканского экспериментального проекта по психолого-педагогическому сопровождению младших школьников с высоким уровнем учебной мотивации (с 2012 г.).

Провела более 50 авторских семинаров для учителей начальных классов различных регионов Беларуси, России, Украины. Более 80 публикаций в российских и белорусских периодических изданиях: газеты «Первое сентября», «Аргументы и факты», «Настаўніцкая газета»; журналы: «ТРИЗ», «Адукацыя і выхаванне», «Народное образование», «Пачатковая школа», «Сельская школа», «Школьные технологии» и др., сборник «Педагогика + ТРИЗ».

Автор книг «Первые дни в школе», «Мир загадок», «Мир человека», «Мир фантазии», «Мир логики», «Занятия по ТРИЗ в детском саду», «Зачетные работы по математике и русскому языку, 2-4 классы»; автор программы факультативных занятий «Развитие творческих способностей» (рекомендована Министерством образования Республики Беларусь, 2006 г.). программы факультативных занятий «Математическая радуга» (рекомендована Министерством образования Республики Беларусь, 2010 г.).

Автор образовательного проекта «Качественное образование — это формирование креативности младших школьников» — победителя республиканского конкурсе профессионального мастерства «Учитель года — 2006», член жюри международного конкурса детских проектов «Я —исследователь» (г. Москва, 2005 г.), член совета республиканского клуба финалистов конкурса профессионального мастерства «Хрустальный журавль», ведущий сотрудник международной Лаборатории «Образование для Новой Эры».

Контакты:
svetgin@mail.ru

Комментарии

  • КНИГИ ДЛЯ РОДИТЕЛЕЙ

    Татьяна Платонова Татьяна Платонова 19.07.2018 13:49
    Очень полезный список, спасибо. Отметила для себя несколько "срочных" :-) книг. Еще очень на меня ...
     
  • КНИГИ ДЛЯ РОДИТЕЛЕЙ

    Люда Ч. Люда Ч. 25.05.2018 12:15
    Благодарю за статью. Особое отношение к Павлу Парфентьеву и его опыту семейного образования. В ...
     
  • КАРТОТЕКА БИОЛОГИЧЕСКИХ ЭФФЕКТОВ

    Валентина Валентина 25.05.2018 07:22
    Спасибо большое, очень интересно))))))