КАК УЧИТЬ ЧИТАТЬ, НЕ ПРЕВРАЩАЯ УРОК В ТЯГОМОТИНУ

В самом начале моего учительства я, помню, долго мучилась с уроком чтения. Ну не складывался он никак!

Вот русский и математика — не сразу, конечно, — но все же как-то потихоньку утряслись: стали обрастать делами, традиционными заданиями, возник темпоритм. В общем, у урока появилась некая, что ли, структура, форма, которая не давала моим шустрым детям возможности расползаться в разные стороны. Может быть, это было связано с тем, что русский и математика — письменные предметы и здесь есть привязка к тетрадкам? А к ним первоклашки, сами знаете, испытывают почтение (по крайней мере, до поры до времени). Чуть ситуация урока начинала, как тесто из-под крышки, выползать из-под моего бдительного контроля — я втыкала их в эти тетрадки, а там, глядишь, урок и вливался в какое-то разумное (как мне тогда казалось) русло. Ну, по крайней мере, не рассыпался на глазах, чего я тогда пуще всего боялась.

А вот чтение — сплошной кошмар и ужас, потому что не пойми что. Каждый раз, стиснув зубы, я ждала этого урока, и когда он заканчивался, облегченно вздыхала: ну наконец-то! — и, довольная, переходила к математике.

Дело вот в чем. Чтение — значит, надо читать. Но как читать всем классом? По цепочке (как это в большинстве случаев принято)? Но один читает четко, громко, понятно — его еще слушают, да и то кое-как. А другой (новеньких в классе всегда хватает) — тихо, невнятно, по складам, бывает, чуть не плача. У меня не хватало духу ни его заставлять читать, ни остальных — слушать. Через пару минут уже никто не слушает читающего. Это и понятно: мне самой скучно. Силой и устрашением сохранять внимание учеников не хочу.

А как построить работу? Читать самой? Так они никогда не научатся! И что вообще делать, если в одном классе — и те, кто читает бойко, и кто по складам, и кто уже успел шишки набить на чтении (может, родители или прежние учителя постарались) и теперь пуще смерти читать боятся? Особенно при всем честном народе.

Снежный ком неудач

Не секрет, что умение быстро и толково читать — залог успешности ребенка в любом школьном предмете. Но, увы, читают плохо и иные старшеклассники. То, что естественным образом должно было произойти в их жизни от трех до семи лет, не произошло. Болезни, семейные неурядицы, недальновидность взрослых, косой взгляд приятеля — все могло послужить причиной того, что в определенный момент процесс углубления в чтение застопорился.

«Не смог» прочитать, прочитал «неправильно»… А ведь так хочется угодить учительнице или маме.

И в глазах ребенка — слезы. Оттого что не оправдал ожиданий взрослых. Один раз неуспех, второй — и в ребенке угнездился страх.

А страх — плохой помощник в таком тонком деле, как чтение. Боязнь рождает напряженность, которая сразу опознается по бесцветному, деревянному голосу и приклеенному к строке пальчику. Или, наоборот, по излишней суетливости и в голосе, и в теле. В результате к чтению вырабатывается устойчивое неприятие (не самозащита ли это, преодолеть которую трудно даже иным семиклассникам?)

На какой-то стадии обучения снежный ком неудач может вырасти до размеров отвращения. Чтобы этого не произошло, не форсируйте индивидуальный темп ребенка в обучении чтению.

Выучиться писанию (точнее, списыванию) гораздо легче. Этому, наверное, можно научить и обезьяну — копируй себе знаки загогулины. А вот момент, когда ребенок состоялся в таком невероятно сложном деле, как чтение, кажется почти мистическим. Во всяком случае, каждый ребенок идет к этому моменту своим, непостижимым для нас, взрослых, путем.

Знаменитая московская учительница Лидия Филякина рассказывает много удивительных историй, когда «официально не читающие» дети вдруг начинали читать… свою роль в спектакле.

Лидия Константиновна говорит:

«Не хотели читать — вот и не читали. Это, между прочим, процесс интимный. А теперь — захотели! Каждый цыпленок вылупляется в свой срок, и это всякий раз чудо».

От лица попугая

Мы готовим «радиоспектакль». А попросту записываем на диктофон книжку А. Эппеля «Шторм» в голосах. Там много героев и разных звуков, так что всем нашлась работа — и читающим, и нечитающим. Но вот беда — не хватило мальчиков, чтобы озвучить корабельного попугая.

«Нет, — говорю, — девочке не справиться с этой ролью, нужен мальчик». И прошу (почти без всякой надежды на согласие) Женьку, который озвучивает скрип мачты, взять роль со словами. (А все знают, что Женька не читает. И он сам так думает.) Женька вытаращивает на меня глаза и… соглашается!

Так вот: на первой же репетиции он так лихо выкрикнул «Кар-р-раул!» в нужном месте, что потом уже все пошло как по маслу. Это жене Женька произносит слова, а попугай! На репетициях он еще сбивался, но не во время записи.

А шестиклассница Даша стала по-настоящему хорошо и с охотой читать совсем недавно — после того, как ей пришлось почитать вслух по-старославянски библейские тексты. Вот так. Скорость чтения у одного и того же ребенка может быть в два раза больше или меньше — в зависимости от того, где, кому и зачем он читает.

Как ребенок непостижимым образом осваивает сложнейший механизм устной речи — так же, во многом интуитивно, ему предстоит освоить механизм чтения. Не думайте, что можно вот так просто взять — и словами объяснить ребенку, что нужно делать, чтобы прочитать слово. Все задания по прочитыванию ребенком слога, слова или коротенького предложения должны быть рассчитаны, прежде всего, на детскую интуицию. Для этого больше подходят слова УГАДАЙ, УЗНАЙ, НАЙДИ, ВСПОМНИ, ПОДЧЕРКНИ, СРАВНИ и тому подобные. Не угадал? Ничего страшного!

Не узнал, не вспомнил, не подчеркнул? Не беда, в следующий раз и узнает, и вспомнит, и подчеркнет.

Главное — избежать страх ошибки.

След в след

Вы читаете текст вслух, а дети пальчиком идут след в след за вашим голосом. Начните с небольшой скорости чтения, чтобы вначале каждый из детей наверняка был успешен в том, что вы ему сейчас предложите.

pt 05 10 1

Вы говорите: «СТОП!» — и, пробегая между партами, предлагаете некоторым из учеников пальцем показать в тексте слово, которое прозвучало последним перед СТОП, а затем просите это слово прочесть еще раз. Ребенку легко узнать слово, даже если оно трудное, — он же только что его слышал.

Но он делает вид, что читает его.

Вы принимаете правила игры и радостно удивляетесь. Счет открыт: 1:0 в пользу «следопытов».

Если вы видите, что детям чересчур легко следить за вами, ускоряйте темп чтения, старайтесь «замести следы» периодической сменой голоса, интонации или темпа. Угадал ребенок — очередное очко «следопытам» (классу), не угадал — вам.

Игра идет до пяти (десяти?) победных очков. Но постарайтесь все же не так часто выигрывать. Такое совместное чтение снимает страх перед быстрым чтением — пусть пока вашим. Вам тоже будет чему удивиться: как это тот или иной «плохо читающий» ребенок умудряется не отставать от вашего голосасвоими глазенками и пальчиком!

Пожалуйста, не забудьте поделиться с ним этим вашим открытием.

Эхо в горах

Читаете текст опять вы. Дети храбро читают вместе с вами, только чуть (на полшага) поотстав от вас, — эхом. И детям уже не так страшно пробираться в дебрях текста — потому что они не одни, а с вами вместе.

Ребенок, конечно, слышит текст и наполовину его повторяет. Но и видит тоже! Узнает слова! Учится реагировать на знаки препинания! Глаз ребенка привыкает не бояться длинных слов и предложений, а голос — их преодолевать.

Не своим голосом

Прочтите какой-нибудь совсем маленький рассказик, эпизод или вовсе абзац. И предложите подумать: кто и кому мог бы эту историю рассказывать? Дети наверняка обогатят вас множеством версий.

Теперь предложите «рассказать» эту историю от имени предположительного героя-рассказчика, то есть прочитать текст не своим голосом. Голосом старика или годовалого ребенка, карлика или великана, разбойника или ветра — в зависимости от выбранных версий.

pt 05 10 2

Обычно читать в образе ребенку легче: вроде бы и не он читает, а тот, другой. А спотыкается и пыхтит, потому что так нужно по роли.

Оправдано и легализовано, поэтому не страшно.

И слушатели не скучают: им предстоит оценить работу товарища — похоже или нет?

Светофор

Вооружившись цветными карандашами, дети с удовольствием размечают небольшой абзац в книге, которую выбрали для работы. Разметка идет следующим образом.

Красным карандашом закрашиваются первые слоги (если первый слог состоит из одной гласной, то два первых слога) всех слов абзаца плюс предлоги и союзы. (Хорошо, если бы в этом месте случились разговоры о том, что же такое слог. Или: чем предлог отличается от союза?)

В зеленый цвет красятся концы всех слов по тому же принципу, что и начало. Оставшуюся серединку слов надо покрасить в желтый цвет.

Готово. Пока ребенок красит слова, он невольно вглядывается в текст. Для первого знакомства достаточно.

Длинные слова, в которых не меньше трех слогов, получились похожими на светофоры: красный, желтый, зеленый. Светофоры на дороге есть — можно ехать. Допустим, вы штурман, а дети — водители. Поехали?

Вы, как штурман, указываете первый маршрут — по Красному кирпичному шоссе. Надо громко вслух прочитать подряд то, что красное. Чем быстрей, тем лучше. Но особенно подгонять ребят не стоит. Безопасность на дороге прежде всего!

Второй маршрут проходит по Зеленой дороге — по концам слов. Дети читают то, что, окрашено в зеленый цвет.

А желтую середину не надо читать вовсе. На Желтой дороге — зыбучие пески. Можно застрять надолго.

Эта работа запускает некие механизмы, присущие нормальному взрослому чтению: механизм «проглатывания» глазами середины слова, узнавания слова по началу и его формы в данном контексте — по концу.

Простите за доморощенную версию — я мало что смыслю в психологии. Одно я знаю точно: если вы теперь попросите ребят прочитать эти абзацы целиком, то удивитесь, насколько бодро они это сделают.

Американские горки

Эта работа похожа на предыдущую эффектом запуска очередного механизма чтения в пределах одного абзаца. Итак, американские горки.

Вниз — ух! Вверх — ах! И снова вниз — ух! На этот раз абзац хорошо бы выбрать побольше. У-ух! — и ребенок взглядом скользит вниз по столбику, состоящему из слов и обрывков слов каждой строчки.

Вначале ребенок скользит по правой границе абзаца, считывая только «пограничную» колонку слов и обрывков слов, последних в каждой строке. Абзац кончился.

Ах! — и взгляд снова переносится наверх, но теперь это уже первое слово левой границы абзаца.

У-ух! — и ребенок вновь скользит вниз, считывая уже не последние, а первые слова и склады каждой строчки абзаца.

При переходе со строки на строку маленькие читатели традиционно стопорятся. Американские горки способствуют запуску скоростного механизма этого перехода. Головокружительные спуски по правому и левому краям текста облегчают потом при чтении переход со строки на строку и тем самым опять таки увеличивают скорость чтения.

Ансамбль виртуозов

Поройтесь в музыкальных отделах книжных магазинов и раздобудьте песенники. Такие, в которых есть ноты, а под каждой нотой подписаны слоги, по крайней мере, первого куплета.

Теперь настал черед вашим детям выяснить музыкальные пристрастия друг друга. Придя к какому-то соглашению, каждая группа подберет своему ансамблю симпатичное название (например, «Кукарямба»). Теперь можно начинать репетицию.

pt 05 10 3

Изюминка такого пения по складам в том, что детям приходится тянуть гласные, таким образом связывая слоги друг с другом и тем самым преодолевая барьер послогового чтения.

Начинать лучше с популярных песен, которые каждый ребенок знает чуть ли не наизусть. Это обеспечит успешность первых опытов. А следить по тексту (по нотам) они все равно будут — ведь надо блюсти образ. Вон и пианисты, и хористы — все в ноты смотрят.

По мере роста профессионального мастерства ваших учеников им стоит переходить к новым песням, текст которых им совсем незнаком. Потихоньку у вас составится приличная программа, и можно будет выступить с концертом. В узком кругу (позвать в гости соседний класс) или перед всей школой — решайте.

В связке одной с тобой

Чтение по абзацам. Традиционная цепочка. Но дети читают текст вдвоем — вместе с соседом по парте. Один карабкается по крутому склону на вершину горы. Другой — с ним в одной связке, подстраховывает. Если кто из них сорвется в пропасть, второй удержит его на своем крюке, вбитом в щель каменного монолита.

Ребенок храбро одолевает еще полметра на пути к вершине (вершиной может быть конец абзаца, главы или просто одного предложения), но вдруг... оступается (запинается, замолкает) и зависает над бездной. Сейчас раздастся душераздирающий крик: «А-а-а…»

Но тут на авансцене появляется второй, протягивает товарищу свой ледоруб и вытаскивает его на прежнюю высоту. Как? — Шепотом проговаривая трудное слово или слог.

Уф! Полезли выше?

Со временем парочки меняются ролями.

Книжка-малютка

Первоклассникам необходимо тренироваться в чтении каждый день. И даже не столько на уроках, сколько дома. А как это устроить, чтобы чтение не превратилось для малышей в ежедневную мучительную процедуру? А пусть каждый принесет из дома свою любимую книжку (наверняка ж такая есть, хоть бы он в ней только картинки пока разглядывает). Лучше, если вначале это будет маленькая книжица, например, книжка-малютка (если вы купите всем одинаковые, то это тоже вариант). С ней вашим ученикам предстоит крутиться целый месяц. Однако в таком случае вам придется покумекать, выдумывая разные задания.

Например, такие. Подчеркнуть четырехбуквенные (трех-, пятии так далее) слова. Найти предложение, которое подходило бы для слов песенки, и спеть его голосом карлика или великана. Нарисовать иллюстрацию к какой-то странице или предложению (допустим, шестому от начала истории или страницы). Посчитать, сколько на странице такой-то одинаковых слов.

Найти самое короткое предложение… Подчеркнуть, посчитать, найти, угадать — такие задания и плохо читающим детям под силу, и бегло читающим не скучны.

Или такое задание: подчеркнуть все слова с большой буквы.

Потом выяснится, что перед одними такими словами есть точка, а перед другими — нет. Эти — имена собственные, а эти — начинают предложение. Уже есть, что потом обсудить.

Перепечатано из журнала «Педагогическая техника» №5(41) 2010.

Ганькина Мария

Ганькина Мария

Выпускница МГУ им. М.В.Ломоносова по специальности «структурная и прикладная лингвистика». В 1989 году оставила научно-исследовательский институт и ушла работать в школу. Была учителем начальных классов, а также преподавателем словесности, каллиграфии, риторики и театрального искусства в средней школе. С 1998 года по 2005 – ведущая (совместно с В.Букатовым) рубрики «Режиссура урока» в учительской газете «Первое сентября». С 2005 по 2008 – главный редактор первосентябрьской газеты «Классное руководство и воспитание школьников». С 2008 по 2012 – главный редактор журнала «Педагогическая техника» (ИД «Народное образование»). В настоящее время – главный редактор журнала «Игра и дети» (ИД «Народное образование»). В педагогике считает себя ученицей Л.К. Филякиной, а также В.М. Букатова и А.П. Ершовой – разработчиков театральных методов и социо-игрового стиля в обучении.

Комментарии

  • КНИГИ ДЛЯ РОДИТЕЛЕЙ

    Татьяна Платонова Татьяна Платонова 19.07.2018 13:49
    Очень полезный список, спасибо. Отметила для себя несколько "срочных" :-) книг. Еще очень на меня ...
     
  • КНИГИ ДЛЯ РОДИТЕЛЕЙ

    Люда Ч. Люда Ч. 25.05.2018 12:15
    Благодарю за статью. Особое отношение к Павлу Парфентьеву и его опыту семейного образования. В ...
     
  • КАРТОТЕКА БИОЛОГИЧЕСКИХ ЭФФЕКТОВ

    Валентина Валентина 25.05.2018 07:22
    Спасибо большое, очень интересно))))))